Рынок кинопроката очень маленький — 0 млн в год

Рынок кинопроката очень маленький — $100 млн в год

Антон Пугач — об украинских кинотеатрах и диктатуре посредственности в их репертуарах

Роль личностей в истории преувеличена

Я очень скептически отношусь к выпячиванию индивидуальной роли, моей или чьей бы то ни было, как в бизнесе, так и в истории вообще. Всякий успех или неуспех – это результат коллективного труда и стечения обстоятельств, не повторяющихся никогда и нигде.

Повальное увлечение биографией Стива Джобса или мнение, что преступления сталинской эпохи связаны с какими-то жуткими личными качествами Иосифа Виссарионовича, вызывают у меня недоумение. Моя платформа знаний говорит о том, что личностные факторы нельзя переоценивать в той мере, в которой это часто происходит.

О кино в торговых центрах

Большие ошибки вскроются, когда будет плотная конкурентная среда. Сейчас особой конкуренции нет, рынок маленький: он собирает $100 млн в год – это очень скромная цифра. В России – $1,2 млрд.

У нашей компании 18% рынка – да, мы первые, но все равно это очень скромная ниша в экономическом пространстве.

На карте Киева много проектируемых и строящихся ТРЦ, которые очень сильно изменят не только кинопрокат, но и всю карту торговли в столице. Через пять лет количество залов увеличится на 30-40%.

На старте, 10 лет назад, нам приходилось убеждать владельцев торговых центров строить там кинотеатры. Они с очень большой неохотой перепроектировали их. В «Комоде», например, мне удалось убедитьНиколая Толмачева (совладельца строительной компании ТММ – Forbes) снести один или два этажа паркинга. В Николаеве был маленький двухзальный кинотеатр, и специально ради нашего кинотеатра достраивали вторую очередь с двумя большими залами.

Сейчас, например, не работает кинотеатр в SkyMall. Но не по вине торгового центра и не по вине оператора, а по вине архитекторов, которые его неправильно спроектировали. Там есть 2-3 грубых нарушения. Из-за них, какое бы там кино ни шло, они уменьшают поток покупателей в несколько раз. Поэтому непопулярность этого кинотеатра не связана с отсутствием спроса на кино.

Заполняемость зала – это устаревший показатель. Не это имеет значение. Ведь сеансов можно поставить бесконечно много и сделать разные интервалы между ними. Есть общий показатель на зал в многозальном кинотеатре. Успешный результат находится в диапазоне 5-10 тыс. человек в месяц.

Диктатура посредственности

Есть один маленький нюанс: то кино, которое показывают в кинотеатрах, давно перестало быть искусством – по большей части это аттракцион. И я не могу поменять эти вкусы. Мы живем в демократическом пространстве, где существует диктатура посредственности.

Посмотрите на пример России: там больше фильмов, имеющих отношение к искусству, потому что весь рынок больше нашего в 12 раз. Почему этих фильмов нет у нас? Именно потому, что емкость рынка маленькая.

Я смотрю много фильмов. Например, последний – «Генуя» Майкла Уинтерботтома, одного из самых мощных мастеров современного британского кино. У этой картины очень большой режиссерский потенциал, потому что сугубо кинематографическими средствами в ней ненарочито показана та мысль, которую было бы сложно выразить даже литературой. Это хорошее кино, которое в России было в прокате, в Украине – нет. Потому что у нас для этой картины просто нет рыночного пространства. Нет его даже для оскароносных фильмов или победителей Каннского кинофестиваля. Не говоря уже о просто хороших фильмах. Кинотеатр – это пространство для экспозиции аттракционов, называемых кинофильмами. 

 
 
 
Рынок кинопроката очень маленький — $100 млн в год , 6.86 из 10 базируется на 92 оцен.